Fairy tales for night - "Папа Пеппи Длинный чулок был негритянским королем"


Папа Пеппи Длинный чулок был негритянским королем


Рыжая девчонка, оказывается, ни чуточки не врала: ее отец действительно был шведским моряком и туземным королем, обладал несметными сокровищами и отличался неслыханной добротой. Наша редакция получила возможность побеседовать с отважными исследователями, которые, чтобы доказать это, отправились в далекое путешествие.

Загадка К. Э. П.

Астрид Линдгрен очень неохотно раскрывала секреты своих героев. «Спросите у них сами», - говорила она с мягкой извиняющейся улыбкой.
Ее история о Пеппи родилась летом 1944-го: дочка Карин получила рукопись в самодельном переплете. Вышедшую в 1945 году книжку сильно критиковали, ведь главная героиня была наглой вруньей! Выражение «Пеппин папа» стало в Европе нарицательным для не совсем обычных или попросту сумасшедших. Счастливое семейство в Океании. Сам папа Петтерсон, чернокожая <br>жена-людоедка Синду и детишки Но однажды воспитатель стокгольмского центра трудных подростков Юкки Лангер, разбирая документы своего отца-журналиста, наткнулся на огромную книгу со всевозможными вырезками. В одной из них от 1935 года говорилось о шведском моряке с инициалами К. Э. П., который в 1904 году был выброшен на один из островков Океании, а потом поладил с каннибалами и стал туземным правителем и сказочно богатым владельцем золотых копей. Юкки ахнул: совсем недавно он перечитывал любимые истории о Пеппи, и в голове появилась навязчивая мысль. В четыре утра он разбудил жену криком: «Это Эфраим Длинныйчулок!» Все совпадало. Астрид Линдгрен, несомненно, читала эту заметку, а потом разыскала где-то дополнительные сведения. К. Э. П. - кэп, капитан Эфраим!
Лангер бросился в архивы, просмотрел сотни газет и журналов и нашел массу подтверждений. Тогда Юкки с друзьями решился ехать в Океанию, на тот самый остров, как раз к шестидесятилетнему юбилею Пеппи. Вот та история, которую удалось раскопать исследователям.

Папа-король

Его звали Карл Э. Петтерсон. «Э» означало не Эфраим (как назвала Астрид отца Пеппи), а Эмиль. Родился он в 1875 году в предместье Стокгольма. Парнишка мечтал стать капитаном и со временем был взят на морскую службу. В 1904 году его корабль потерпел крушение в Океании. Эмилю посчастливилось добраться до суши и выползти на берег маленького острова Табар. Соседний крохотный островок назывался Куруду (по словам Пеппи Длинный-чулок, Куррекурредут). Каков же был ужас тридцатилетнего шведа, когда выяснилось, что попал он в гости к каннибалам! Но они его не съели. К счастью, население островков не бедствовало, ветви деревьев ломились от сочных фруктов, у хижин паслись десятки жирных свиней. Папуасы отличались веселым нравом, а их женщины были красивы. В один прекрасный день юная темнокожая Синду, дочь правителя острова, поняла, что без памяти влюбилась в статного голубоглазого пленника. Она и уговорила отца освободить Эмиля и позволить ему жениться.
Когда умер отец Синду, произошло невероятное: Петтерсон стал властителем, королем и землевладельцем. В придачу к трону он получил гигантский золотой запас! Богатство его было несметно, но он продолжал жить на своем счастливом острове в собственноручно выстроенном доме. Его не брали ни дифтерит, ни малярия, ни периоды тяжелой жары. Оказалось, что еще живы люди, которые помнят «белого огромного человека». Однажды он поднял и долго держал в воздухе гостя острова, подвыпившего английского офицера, который начал «неблагородно приударять» за его женушкой, а потом запросто уложил его в куст цветущего гибискуса. Читатели наверняка вспомнят, что именно гибискус упоминается Астрид Линдгрен, как и то, что Пеппи, достойная дочь отца-короля, держала на поднятых руках небольшую лошадку!

«Мама-ангел» и добрая мачеха

Синду, дочь короля, Эмиль полюбил от всего сердца, научил читать, носить европейскую одежду и говорить по-шведски. Один за другим появлялись на свет дети, Туземные дети с книжкой про Пеппи на ступенях первого дома Петтерсонавсего Синду родила мужу девятерых малышей. Одна из дочерей - возможно, старшая - и была любимицей Пеппи. Но в 1922 году Синду умерла во время родов. Эмиль ходил по опустевшему дому и разговаривал с любимой, оставившей его вместе с королевством на плечах и девятью ребятишками на руках, так же, как его дочь потом в книжке разговаривала с «мамой-ангелом».
В 1923 году Петтерсон не выдержал одиночества и, простившись с подданными, отправился на родину в Швецию. За новой женой. Там Эмиль нашел то, что искал, - милую женщину Джесси Симпсон. И она, став «госпожой Петтерсон», согласилась поехать с мужем на его остров. «Маленьких негритят» добрая мачеха полюбила, учила и воспитывала их сколько могла. А в 1935 году Джесси возвратилась в Стокгольм, тяжело больная малярией. Спустя несколько месяцев она скончалась в лучшей стокгольмской больнице.

По следам капитана

- Знаешь, что мне сразу пришло в голову? - воскликнул Юкки Лангер, едва мы с ним начали разговор. - Что Пеппи-то, получается, мулатка! «Ребенок мира», свой для всех национальностей. Астрид ее сделала загорелой и рыжей. У вас в России, кстати, над рыжими не издеваются?

- Когда как... А над вами-то не издевались перед путешествием?

- Я стал в некотором роде «Пеппинпапой», то есть городским сумасшедшим. Знаешь, сколько народу над нами смеялось? Хорошо, хоть жена и дочка с сыном поддержали. Ладно. Вкололи прививки - поехали.

- В книге у Пеппи были туземные дружки, вы про них вспомнили?

- Конечно, их звали Момо и Моана. Это обычные имена на островах.

- Удалось найти дом капитана?

- За тем и приехали! Расспросили всех, записали что можно и отправились этакими «пеппиасами» в джунгли. Проводники расчищали путь с помощью ножей. Память местных жителей не подвела: вскоре мы увидели основание большого дома, следы целой усадьбы. На счастливом острове никто ничего не трогал, поработало только время. Мы осматривали остатки лестницы, каменные перегородки. Петтерсоны были единственной семьей на острове, у которой были ванна и водяной туалет. Но джунгли быстро наступают и скрывают от глаз все, что было создано руками человека...

- Ваши проводники знали, кто такая Пеппи?

- Нет. На их язык книжка не переведена. Но мы рассказали о рыжей шведке из Океании. Что такое Швеция, население знает хорошо: старики нам даже показали старые портреты наших королей, хранящиеся у них в хижинах. До сих пор многие считают, что Карл Эмиль - родственник шведских королей и часто ездил домой, чтобы их навестить.



Наталия Грачева - Комсомольская правда

Фото из архива газеты «Дагенс Нюхетер» и Ингемара ЛЮНДА.