Fairy tales for night - Тим Собакин


"Одиноко..."

В Антарктиде много снега.
И вдобавок много льда.
Кроме этого, вдобавок
нет там больше ничего.

Бродят хмурые пингвины
голубой равнины средь.
А кругом одни пингвины -
просто не на что смотреть!

Ах, умели бы пингвины б
вдоль по воздуху летать,
полетели бы пингвины б
прямо в Африку тогда б,

чтоб вдали от Антарктиды
самолично, так сказать,
всяких там зверей увидеть
(а себя - НЕ показать).

В Антарктиде нет бананов,
нет жирафов,
нет слонов...
Даже славные африканские бегемоты там почему-то совсем не живут.

И поэтому пингвины
дни и ночи напролет
видят бледные картины:
справа - снег,
а слева - лед.

ОДИНОКО.
Ветер свищет,
вероломно дуя в грудь. А пингвин упорно ищет
хоть кого-бы-то-нибудь!..

С ледяной ныряет глыбы
в бесконечный океан,
но и там,
помимо рыбы,
не встречает никого.



"Родина"

Был мороз.
Причём довольно жуткий –
Аж вода в пруду покрылась льдом!
А по льду
Толпой ходили утки,
Злые и голодные притом.

Обратился к уткам я:
– Простите,
Нет у вас ни пищи,
Ни жилья.
Отчего вы, утки, не летите
В дальние и тёплые края?

– Оттого, –
Мне утки отвечали, –
Что пускай цветёт там ананас,
В тех краях умрём мы от печали,
Потому что Родиной для нас
Служит именно этот замёрзший пруд,
Кря-кря.

Поборов урчание в желудке,
Я подумал нежно:
"Е-моё...
Вот они – простые наши утки!
Вот оно – Отечество моё!"

И пошёл,
Нетвёрдо ставя ногу,
Даже позабыв её обуть.
А луна светила мне в дорогу;
И звезда указывала путь.



"Самолёт"

Когда мне было восемь лет,
Я рос как маленький нахал:
Я смело строил самолёт,
Который крыльями махал.

Кусок фанеры, две доски –
Мой самолёт был мягкотел,
Но всем законам вопреки,
Махая крыльями, летел.

Я был с наукой не знаком
И мне внушали неспеша,
Что тяготения закон
Весьма опасно нарушать.

Но я летал – как наяву!
Все волновались – как в кино.
И только бык жевал траву,
Быку-то было всё равно.

...Уже лысеет голова,
Давно в игрушки не играл.
Я знаю умные слова –
Податливый материал!

Мой самолёт из этих слов
Имеет современный вид
И пару бешеных винтов.
Но только в небо не летит.



"Случайная встреча"

В чистом поле утром рано
Шел Иван Кузьмич.
Вдруг на голову Ивана
Шлепнулся кирпич.

Молвил Ваня: "Всяка рухлядь
Так и норовит
На макушку сверху рухнуть,
Как метеорит!"

А Кирпич вздохнул: "Доколе
Мне терпеть напасть,
Если даже в чистом поле
Некуда упасть?

В океане и в саванне,
В кресле, на печи –
Всюду попадутся Вани,
Всюду Кузьмичи!.."



"Собачья жизнь"

Я чинно гулял, огибая газон,
И думал о ломтике сала.
Собака, одетая в комбинезон,
Навстречу мне важно шагала.

Дрожал от мороза осиновый лист,
И ветер свистел то и дело.
Был комбинезон у собаки пушист,
И сала она не хотела.

Моё же пальто было меньше на рост –
Едва прикрывало колено.
И если б имел я в наличии хвост,
То хвост бы дрожал непременно.

Я чинно гулял, огибая газон.
Сосулька из носа свисала.
Мне тоже хотелось бы комбинезон,
Конечно же, с ломтиком сала.

Хозяин сказал вдруг Собаке:
"Ложись!.." –
Собака свалилась под ясень.
И смысл выраженья
"Собачия жизнь"
Мне стал очевиден и ясен.



"Шутки ветра"

По крышам Ветер
Шутливо шлёпал.
В ладонях Ветра
Летела Шляпа.
Летела Шляпа,
Ворон пугая,
С пером зелёным
От попугая.

Заметив в небе
Объект из фетра,
Смеялись люди
Над шуткой Ветра.
И только дочка
Сказала папе:
"Имею жалость
К несчастной шляпе".

Летела Шляпа
Вперёд упрямо.
Вдогонку Шляпе
Летела Дама.
Летела Дама
В тоске-печали...
Но Даму в небе
Не замечали.


Тим Собакин